Здравствуйте уважаемые коллеги!

Смотря на многие публикации тоже решил представить Вам, да и другим лицам на обозрение свою речь по уголовному делу о незаконном обороте наркотических средств. Считаю, что данная речь может быть будет кому-то полезна.

По данному уголовному делу прения сторон еще не начаты и буду Вам признателен за Ваше мнение по данной речи. Если у Вас будут какие-либо замечания то с вниманием к ним отнесусь.

А вот непосредственно и сама речь!

Тезисы выступления
 
по уголовному делу в отношении
Иванова (фамилия изменена)  Павла Сергеевича
 
Ваша честь, уважаемые участники судебного заседания!
 
Подходит к завершению судебный процесс по уголовному делу в отношении Иванова Павла Сергеевича, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 – ч. 1 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30 п. «б» ч. 3 ст. 228.1 и ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Уважаемый суд, для удобства восприятия будем называть данные статьи как первый, второй и третий эпизоды.

Какова степень виновности, а в связи с этим и какова мера наказания может быть для него справедливой в глазах государства? Вам, Ваша честь, предстоит определить, какого же наказания заслуживает сидящий на скамье подсудимых Иванов Павел Сергеевич.

Уважаемый суд, несмотря на общественную опасность совершенных Ивановым преступлений, мне бы хотелось первоначально остановить, и обратить внимание суда, на первопричины их совершения.

Абсолютно не обоснован вывод следствия о том, что  Иванов совершал преступления с целью распространения наркотических средств и получения незаконной материальной выгоды.

В ходе рассмотрения уголовного дела в суде, достоверно установлено, что Иванов Павел Сергеевич приобретал наркотические средства для гражданина Самоенко и за его счет, лишь с той целью, что бы в дальнейшем не быть выгнанным с работы. Самоенко был для него работодателем и в силу своего должностного положения мог запросто уволить Иванова с работы.

А ведь уважаемый суд, у Иванова дома малолетняя дочь, которая в силу жизненных обстоятельств попала в беду и нуждалась в дорогостоящем лечении.

Лишь с этой целью Иванов пошел на путь совершения преступлений.

Уважаемый суд, данные обстоятельства напрямую подтверждены в судебном заседании как самим же Самоенко, также показаниями его жены– Елены Ивановой, а так же и показаниями рабочих, которые вместе работали на стройке.

И ни чем другим данное обстоятельство в ходе судебного заседания стороной государственного обвинения не опровергнуто.

Позволю себе, уважаемый суд заметить, что согласно ст. 73 УПК РФ следователь Витчинова обязана была по уголовному делу доказать виновность Иванова  в совершении преступления, форму его вины и мотивы совершенных преступлений, что сделано не было, а сам же суд согласно действующему законодательству не может выйти за пределы предъявленного обвинения и изменить в приговоре умысел на совершение преступления.
 
 
Уважаемый суд, мне бы хотелось остановиться на квалификации действий Иванова.

Согласно обзора судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, утвержденного  Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27 июня 2012 года если посредник приобретает наркотическое средство по просьбе и за деньги приобретателя этого средства и передаёт ему данное средство, то такое лицо является пособником в приобретении. В таком случае его действия необходимо квалифицировать по ч. 5 ст. 33 и соответствующей части ст. 228 УК РФ.

В судебном заседании достоверно установлено и как следует из показаний Иванова, так и с показаний самого Самоенко, Иванов приобретал наркотическое средство по просьбе и за деньги Самоенко и в дальнейшем ему же его передавал. Данный факт стороной государственного обвинения не опровергнут, какие-либо доказательства, опровергающие это не представлены.

Данный вывод касается всех трех эпизодов совершения преступлений, и именно трех уважаемый суд, так как в судебном заседании установлено, что при третьем эпизоде Иванов наркотическое средство также приобретал по просьбе и за деньги Самоенко, но не успел его передать, т.к. был задержан сотрудниками полиции.

Данный факт подтверждается показаниями не только Иванова, но и самого же закупщика Самоенко, который в судебном заседании дал аналогичные показания, а также  сопроводительным письмом начальника Чалтырьского УФСКН за исх. № 22/19-412 от 5 июня 2013 года (том 1 л.д. 248 УПК РФ), постановлением о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности (том 1 л.д. 249), справкой об исследовании наркотического средства от 3 апреля 2013 года, проведенного на основании запроса, направленного в порядке Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (том 1 л.д. 251).

В связи с изложенным, при задержании Иванова П.С. 26 марта 2103 года оперативными сотрудниками Чалтырьского УФСКН проводилась оперативная деятельность с целью выявления, раскрытия преступления, а не административная деятельность, осуществляемая на основаниях и в порядке, предусмотренном КоАП РФ.

Таким образом, уважаемый суд, если  гипотетически допустить законность всех проводимых в отношении Иванова оперативных действий, то его действия должны были быть квалифицированы как:
ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 – ч. 1 ст. 228 УК РФ – 1 эпизод
ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 – ч. 1 ст. 228 УК РФ – 2 эпизод
ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 — ч. 1 ст. 228 УК РФ – 3 эпизод

Уважаемый суд, считаю, что данная квалификация была налицо видна еще на предварительном следствии, однако следователь, зная о том, что Иванова сразу же взяли под стражу, не захотела таким образом квалифицировать его действия, т.к. ч. 1 ст. 228 УК РФ является преступлением средней тяжести и тогда Иванов подлежал немедленному освобождению из под стражи. Аналогичным образом думал и советник юстиции Шевелев, утверждавший обвинительное заключение.

Данные сведения могли быть запросто получены следователем Витчиновой при допросе Самоенко, именно при качественном и надлежащем его допросе, как это было сделано в ходе судебного заседания.

Уважаемый суд, хотелось бы отметить, что согласно п. 7.2 обзора судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, утвержденного  Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27 июня 2012 года при оценке действий оперативных сотрудников в ходе проведения проверочных закупок суды руководствуются разъяснениями, данными в пункте 14 постановления Пленума от 15.06.2006 № 14, в соответствии с которыми результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

Уважаемый суд, хочу напомнить, что в судебном заседании достоверно установлено, что в каждом из трех случаев умысла у Иванова на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, не было. Такой умысел сформировался у Иванова лишь после неоднократных требований о приобретении наркотиков со стороны Самоенко, который действовал под принуждением сотрудников полиции. Каких-либо подготовительных действий для приобретения наркотиков Иванова не совершал.

Данный факт прямо подтвержден показаниями Иванова, Самоенко, которые в суде пояснили, что до того, как последний от Иванова потребовал приобрести наркотики, он подобными делами не занимался и во время просьбы не знал где достать наркотические средства.
Данный факт так же подтвержден и показаниями всех оперативных сотрудников допрошенных в суде, в том числе и показаниями Головко и следователя Витчиновой, которые дали показания о том, что до момента проведения оперативных мероприятий в отношении якобы неустановленного мужчины по имени «Паша», каких-либо сведений о его противоправной деятельности или о том, что он готовился к совершению преступления, связанного с незаконным оборотом наркотиков, и совершил бы его без вмешательства сотрудников УФСКН, не имелось.

Как следует из оглашенных в суде записей о соединениях абонентов Иванова и Самоенко, в каждом их трех эпизодов, последний сам неоднократно звонил Иванову.

Уважаемый суд, все это называется провокация преступлений!

Уважаемый суд, хотелось бы отметить еще дополнительные основания незаконности второго эпизода.

Согласно п. 7.1 обзора судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, утвержденного  Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27 июня 2012 года судам следует учитывать, что проведение повторного оперативно-розыскного мероприятия, также очередной проверочной закупки у одного и того же лица, должно быть обосновано и мотивировано, в том числе новыми основаниями и целями.
Однако, каких-либо оснований и целей для проведения повторного  ОРМ не было вовсе. Все это было сделано лишь для повышения надутых показателей работы оперативных служб.

Ни один из свидетелей из числа оперативных работников не смогли назвать, какие же были основания или цели для нового ОРМ, все ссылались на Головко, как на самого главного. Однако сам же Головко в ходе судебного заседания, так же о данных моментах пояснить не смог.

 Оснований для проведения повторной проверочной закупки в материалах уголовного дела не содержится и в ходе судебного следствия стороной государственного обвинения не представлено.

Согласно положениям ст. 5 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», не допускается осуществление оперативно-розыскной деятельности для достижения целей и решения задач, не предусмотренных указанным ФЗ. Проведение повторного оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка» должно быть обоснованно и мотивированно, в том числе новыми основаниями и целями. В ходе предварительного и судебного следствия не установлено каких-либо новых оснований и целей для проведения проверочной закупки 14.03.2013. На момент ее проведения сотрудникам полиции уже было известно о противоправной деятельности лица по имени Паша, каких-либо мероприятий, направленных на установление иных лиц, причастных с незаконному обороту наркотических средств ими не проводилось, доказательства этому отсутствуют, в связи с чем имеет место провокация.
 
Аналогичным образом является незаконным и третий вмененный Иванову эпизод, т.к. фактически, как указано выше, в отношении него проводились оперативно-розыскные мероприятия.
 
Кроме того, уважаемый суд, хотел бы отметить, что согласно п. 13 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» об умысле на сбыт наркотических средств могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, их количество (объем), размещение в удобной для сбыта расфасовке либо наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п.
Однако, уважаемый суд, прошу заметить, что подобных доказательств стороной государственного обвинения в суде не представлено.
 
Уважаемый суд, подробней мне бы хотелось остановиться на показаниях свидетеля Самоенко, который в судебном заседании дал показания о незаконности всех проводимых в отношении Иванова оперативно-розыскных мероприятий.

Так, Самоенко в судебном заседании пояснил, что еще в конце 2012 года оперативные работники, под обещанием досудебного сотрудничества по уголовному делу, заставили его искать распространителей наркотических средств, что он и делал. Спрашивал он у всех работников стройки, в том числе и у Иванова Павла, и это происходило еще за долго до 16 января 2013 года. Вся деятельность Самоенко была организована и контролировалась сотрудниками полиции, которые принуждали его к поиску подобных «жертв» оперативной работы.
Во всех трех эпизодах, инкриминируемых Иванову, он сам первый подходил и интересовался приобретением наркотиков. Именно о трех эпизодах, уважаемый суд, показал Самоенко в суде. В дальнейшем у Иванова он настойчиво требовал приобрести для него наркотики.
Все это происходило под давлением оперативных сотрудников и следователя.

Кроме того, Самоенко пояснил, что перед тем как в первый раз он нашел Павла, его документы – копию паспорта он сразу же передал оперативным работникам.
 
Таким образом, оперативные работники уже прекрасно знали о Иванове Павле, о его фамилии, имени, отчестве, и других анкетных данных, но несмотря на это проводили оперативные мероприятия в отношении якобы неизвестного лица.
Все это свидетельствует только о не законности проводимых оперативными сотрудниками оперативных мероприятий.
 
Показания свидетеля Самоенко в судебном заседании стороной государственного обвинения не опровергнуты. Сторона государственного обвинения попыталась их опровергнуть показаниями следователя Витчиновой и оперативных работников, но в данной части те лишь пояснили, что Самоенко якобы сам без какого-либо давления сотрудничал с оперативными работниками.

К показаниям следователя Витчиновой и оперативных работников прошу суд отнестись критически, т.к. по роду работы данные свидетеля работают в одной организации и находятся в прямой зависимости от начальства ФСКН.

Однако, показания свидетеля Самоенко подтверждаются выпиской телефонных соединений, согласно которых телефонные соединения между Ивановым и Самоенко начали практически ежедневно происходить задолго до 16 января 2013 года. Показания свидетеля Самоенко также подтверждаются отсутствием каких-либо зарегистрированных документов на сотрудничество с органами (заявлений Самоенко, рапортов, анонимок, обращений и т.д.)
 
Кроме того, при вынесении решения по делу, прошу суд учесть многочисленные процессуальные нарушения по делу, которые изложены в ходатайстве о признании доказательств недопустимыми, которое должно быть разрешено при вынесении итогового решения.
 
Уважаемый суд, я не прошу смягчить Иванову наказание, а прошу прекратить в отношении него уголовное преследование на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, по указанным выше основаниям.
 
Но уважаемый суд, если Вы сочтете мои доводы неубедительными, то при назначении наказания просил бы учесть положительные характеристики Иванова, наличие у него на иждивении малолетнего ребенка, что является смягчающим наказание обстоятельством, его полное признание своей вины.

Уважаемый суд, при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного,  обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления,  руководствуясь принципами справедливости и гуманизма, учитывая личность подсудимого, влияние наказания на его исправление, на условия жизни его семьи и ее работы, назначить Иванову Павлу Сергеевичу наказание в виде лишения свободы на минимально возможный срок,  с учетом отбытого срока содержания под стражей.
 
С уважением!
 
Адвокат Грицко С.В.

Да 39 39

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Блинов Анатолий, Грицко Сергей, Малый Олег, Светлана Федоровна, Нурмухаметов Валерий, Шарапов Олег, +еще 1
  • Адвокат, модератор Блинов Анатолий Сергеевич 27 Августа 2014, 19:03 #

    Уважаемый Сергей Валерьевич, у меня было такое дело с переквалификацией со сбыта на пособничество в приобретении. Так до сих пор не могу его выложить — начинаю писать — зашкаливают отрицательные эмоции. Но дополнительную аргументацию связанную с правильной квалификацией, которую я приводил завтра добавлю, может будет полезным.

    +5
  • Адвокат, модератор Блинов Анатолий Сергеевич 28 Августа 2014, 14:47 #

    Так  в данном деле есть все основания для изменения квалификации вменяемых ВВВВВВВВ В.В. деяний в части обвинения по части 2 ст.228.1 УК РФ (сбыт наркотического вещества), поскольку из анализа телефонных переговоров ВВВВВВВ и свидетеля ППППППП отчетливо следует, что ВВВВВВВВ  в собственности никаких веществ не имел, денег на их приобретение не имел и приобрел вещества по просьбе ПППППППП на денежные средства ППППППППП, то есть совершил пособничество в приобретении вещества.
    ↓ Читать полностью ↓

    Данная правовая позиция подтверждается не только многочисленной судебной практикой, но и  п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 года N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.12.2010 N 31): «действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов следует квалифицировать как соучастие в сбыте или в приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник».

     Из анализа показаний ПППППППП А.В., записи телефонных переговоров между ПППППППП и ВВВВВВВВ следует, что ППППППП просил ВВВВВВВ приобрести для него и  на его деньги некое вещество сначала на 1000 рублей, а затем еще на 5000 рублей и по его просьбе ВВВВВВВВ узнавал у продавца о том, есть ли возможность приобрести это вещество и для него приобретал его и передал его ПППППППП. Таким образом, правильной квалификацией деяния по эпизоду связанному с передачей вещества ПППППППП должна быть  по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 228 УК РФ – то есть пособничество в приобретении наркотического вещества.

    Аналогичного мнения придерживается Верховный суд РФ в  пункте 5 Обзора судебной практики по уголовным делам о преступлениях связанных с незаконным оборотом наркотических веществ, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ от 27 июня 2012 года: «Так если посредник приобретает наркотическое вещество по просьбе и за деньги приобретателя этого средства и передает ему это средство, то такое лицо является пособником в приобретении. В таком случае его действия необходимо квалифицировать по части 5 статьи 33 и соответствующей части ст.228 УК РФ. Для квалификации действий посредника в сбыте или в приобретении наркотических веществ как пособника таким действиям не имеет значения, совершал ли он эти действия за вознаграждение или нет, получил ли он в качестве вознаграждения деньги либо наркотическое вещество, когда возник вопрос о вознаграждении, до совершения посреднических действий либо после этого, а так же от кого (приобретателя либо посредника) исходила инициатива вознаграждения».

    Приведу еще один пример аналогичного мнения Верховного суда РФ, содержащегося в Обзоре надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ за 2002 год, опубликованный в Бюллетене ВС РФ № 9 за 2003 год в котором указывается, что сбытом веществ является любая передача вещества, которое находится в собственности передающего.

     

    +7
  • Адвокат Малый Олег Иванович 28 Августа 2014, 19:01 #

    Уважаемый суд,я не прошу смягчить Иванову наказание, а прошу прекратить в отношении него уголовное преследование на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, по указанным выше основаниям.
     
    Но уважаемый суд, если Вы сочтете мои доводы неубедительными, то при назначении наказания просил бы учесть положительные характеристики Иванова, наличие у него на иждивении малолетнего ребенка, что является смягчающим наказание обстоятельством, его полное признание своей вины.

    Уважаемый суд, при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного,  обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления,  руководствуясь принципами справедливости и гуманизма, учитывая личность подсудимого, влияние наказания на его исправление, на условия жизни его семьи и ее работы, назначить Иванову Павлу Сергеевичу наказание в виде лишения свободы на минимально возможный срок,  с учетом отбытого срока содержания под стражей. 

    и буду Вам признателен за Ваше мнение по данной речи. Если у Вас будут какие-либо замечания то с вниманием к ним отнесусь.Уважаемый Сергей Валерьевич, обратите внимание на Вашу концовку в прениях....

    Вы сами себе противоречите… то прекратите дело (оправдайте), то дайте наказание в виде лишения свободы на минимально возможный срок......;(
     
    Вы уж определитесь, что просите у суда! Если прекратить дело (оправдать), так и стойте на этом! А то получается, как-то не очень….правильно.

    И ещё: никогда не говорите суду, что «если мои доводы не убедительны....». Вы тем самым суду даёте основания считать, что Вы не очень уверены в своей позиции. 8)

    +17
    • Эксперт Светлана Федоровна 28 Августа 2014, 23:12 #

      Уважаемый Олег Иванович, ОГРОМНОЕ спасибо !

      Вы уж определитесь, что просите у суда! Если прекратить дело (оправдать), так и стойте на этом! А то получается, как-то не очень….правильно.

      И ещё: никогда не говорите суду, что «если мои доводы не убедительны....». Вы тем самым суду даёте основания считать, что Вы не очень уверены в своей позиции
      Для меня сейчас Ваш совет очень актуален…

      +1
    • Адвокат Нурмухаметов Валерий Наилевич 29 Августа 2014, 08:23 #

      Соглашусь с Олегом Ивановичем концовка чуть смазана.
      Так же можно добавить: «Прошу данный текст речи приобщить к протоколу судебного заседания»
       этот абзац лучше б воспринимался  в конце речи:Уважаемый суд, я не прошу смягчить Иванову наказание, а прошу прекратить в отношении него уголовное преследование на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, по указанным выше основаниям.

      +7
  • Адвокат Шарапов Олег Александрович 30 Августа 2014, 15:59 #

    А ведь уважаемый суд, у Иванова дома малолетняя дочь, которая в силу жизненных обстоятельств попала в беду и нуждалась в дорогостоящем лечении.Уважаемый Сергей Валерьевич, Как сказал Олег Иванович, если мы просим оправдать, то уже не просим назначить наказание… Тем не менее мы же понимаем, что приговор может быть обвинительным, и смягчающие наказание обстоятельства все равно надо акцентировать, подав их в характеризующей подзащитного части выступления. Их как минимум три: ребенок, раскаяние, болезнь ребенка — стечение тяжелых ж.обстоятельств.
    В целом  содержание речи можно уложить в меньшее количество слов, это пойдет только на пользу выступлению. Речь надо структурировать, чтобы она воспринималась.
    Для ссылки на недопустимые доказательства наоборот, слов жалеть не надо, их надо убедительно перечислить.

    +8
  • Космос Алексей 11 Апреля 2016, 01:00 #

    Спасибо вам большое, речь крайне убедительна и лаконична, обязательно положительно проголосую.

    0

Да 39 39

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Речь адвоката-защитника подсудимого по уголовному делу о незаконном обороте наркотических средств» 5 звезд из 5 на основе 39 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации